Сергей Дарькин возвращает к жизни знаменитый совхоз по выращиванию женьшеня в Староварваровке

Известный своей предприимчивостью губернатор Приморского края 2001-2012гг. Сергей Дарькин, похоже, отыскал новую «золотую жилу»: возглавляемое им ПАО «Тихоокеанская Инвестиционная Группа» (ТИГР) попытается вдохнуть новую жизнь в знаменитый совхоз по выращиванию женьшеня в селе Староварваровка Анучинского района, ликвидированного как юрлицо еще в 2005 году после процедуры банкротства, пишет Деловая газета "Золотой Рог".

Эксперты отмечают, что рентабельность проекту могут обеспечить поставки «корня жизни» в АТР, но тот же Китай сегодня развернул настолько масштабные плантации ценного растения, что вряд ли пустит на свой рынок конкурента. Проект достаточно долгоиграющий, так как женьшень дает результаты лишь через шесть лет после посадки. При этом есть свои технологические тонкости. Чтобы вырастить корень женьшеня, нужно учитывать влажность почвы: он не переносит застоя воды; даже кратковременное затопление участка или переувлажнение почвы вызывает гибель растения. Важный момент на фоне недавнего буйства стихии в Приморье. Для получения высокого урожая также необходима хорошая заправка почвы удобрениями.

Досье "Золотого Рога": Женьшень, как лекарственное растение, применяется в народной медицине с древнейших времен. Особой популярностью пользуется в странах Восточной Азии, где ему приписывались исключительные целебные свойства, излечивающие чуть ли не все болезни. Женьшень - многолетнее травянистое растение со стержневым цилиндрическим корнем. В верхней части корня ежегодно закладывается одна, реже 2-3 зимующие почки, из которых весной развивается один или несколько стеблей. В естественных условиях дикорастущий женьшень встречается в Приморском крае и на юге Хабаровского края, а также в северо-восточной части Китая. Произрастает он под пологом широколиственных хвойных лесов, преимущественно на северных склонах гор, на рыхлых, хорошо дренированных почвах. Встречается единичными экземплярами, редко семьями (от двух до двадцати и более растений). Природные запасы женьшеня ограничены, поэтому промышленное выращивание женьшеня культивируют в Китае, КНДР, Японии, Канаде и США.

Привлекательность проекта понятна. Только через Гонконг - ведущий мировой рынок женьшеня - в начале 90-х ежегодно проходило свыше 3 тыс. тонн корня. Вклад России в мировой рынок женьшеня на этом фоне ничтожно мал и неуклонно снижается: если в 1987 году в России было заготовлено примерно 3,5 тонны корня, то в 1993-м не произвели и половины этого количества.

«Купили землю под выращивание женьшеня в Приморском крае, хотим возродить бывший совхоз единственный в СССР по производству женьшеня, на базе этого хозяйства сделать долгосрочный проект, его период окупаемости - 7-10 лет. Сейчас мы проверяем женьшень, который там растет, не дикий, а культивированный, – проверяем химические свойства в наших лабораториях, чтобы понять, какой продукт мы сможем получить и что с ним потом сможем сделать», - сообщил Сергей Дарькин в интервью ИА «Восток России».

Совхоз «Женьшень» - первое специализированное хозяйство по выращиванию женьшеня в промышленных объемах в СССР - был организован в Анучинском районе еще в 1961 году, а первые семена завозились из Северной Кореи. Совхоз возделывал плантации в 50 гектаров и поставлял продукцию не только на Дальний Восток, но и в Москву и ряд союзных республик. С плантаций собирали до 150 килограммов ценного корня, а некоторые экземпляры достигали веса 80 граммов. После распада СССР торговые связи были потеряны, и в 2002 году совхоз фактически прекратил существование – техника и другие материальные ценности были переданы работникам в счет зарплаты, а вот в чьи руки перешли земельные угодья – не афишируется. Последним руководителем совхоза «Женьшень» был Александр Дзюба.

Эксперты считают, что экономическая основа для возрождения плантаций женьшеня в Приморье основательно порвана.

«В конце 80-х килограмм сухого дикого женьшеня стоил на международном рынке $250 тыс. Это был стимул к тому, чтобы производить женьшень под пологом леса в диких условиях. Приведу пример Кореи, которая 5% национального бюджета получает за счет выращивания и продажи женьшеня. Эту идею мы давно пытались вложить в головы людей, принимающих решения. Но интерес пропадал, когда они понимали, что хороший женьшень надо выращивать 25 лет. Ну а когда был принят Лесной кодекс, то перспектив у женьшеня просто не осталось. Срубить и продать лес оказалось проще, это быстрая выгода. Сегодня я уже не могу пойти к губернатору и предложить восстановить производство дикого женьшеня в крае. За последние 20 лет он украден и вывезен к соседям. Китайцы научились его выращивать, и теперь они монополисты на этом рынке. А мы все потеряли. Выкрадены даже старые плантации женьшеня, которые были в заповедниках «Уссурийский» и «Кедровая падь»!» - рассказывал Деловой газете «Золотой Рог» академик РАН, директор Биолого-почвенного института ДВО РАН Юрий Журавлев.

Похоже, у Сергея Михайловича свое видение перспектив культурного выращивания ценного корня.



Дальневосточная деловая газета «Золотой рог» 18 Октября 2016г.